Записки о Гонконге, март 2007

kobyakova_post_hk2007_1

Пролог
Февраль 2007 года выдался в Якутске ненормально холодным.
“Ну, когда же, когда? Когда я буду щеголять по тенистой пальмовой аллее в белых льняных штанах, легкой маечке и шлепанцах на босу ногу, потягивая через трубочку сок из свежесорванного кокоса?” – я шла по улице Чиряева с вечерней тренировки, чуть ли не со слезами на глазах потирая замерзшими руками в очередной раз отмороженные щеки. Однако мысль о том, что море, кокосы, пальмы ждут меня в ближайшем будущем, грела душу и отвлекала от проклятий в адрес тумана, мороза и холодного северного ветра. После бронзового дебюта на чемпионате Европы по тайцзицюань в Париже мой тренер Самсонов Василий Миронович посчитал, что я теперь достойна того, чтобы поучаствовать в соревнованиях на родине ушу, в Китае. Предстояло пройти учебно-тренировочные сборы на тропическом острове Хайнань, в городе Санья под руководством нашего китайского учителя Шень Чжи, затем переместиться в Гонконг для участия в 5-ом Международном фестивале ушу.
kobyakova_post_hk2007_2 B Якутске зима, а в Харбине весна

И вот, 1 марта небольшая команда из 3 человек, наш тренер Самсонов Василий, Эдгар Тобуков и я, вылетели из Якутска в Китай. Якутская зима в минус 30 сменилась в Харбине весною в плюс 5. Как классно! Воздух пахнет совсем по-майски и как будто бы даже отдает шашлыками. В этот раз город показался гораздо симпатичнее, чем в мое первое его посещение. Было ощущение, как будто приехала в давно знакомые и родные места. Чувство радости переполняло до самой макушки – от того, что снова вижу китайские лица, слушаю китайскую речь, вкушаю китайскую пищу и вообще нахожусь в Китае.

1. САНЬЯ
В Санья вылетели на следующий день. С двумя промежуточными посадками долетели за 9 часов – пересекли почти всю страну. Июльская духота почувствовалась сразу, как только ступили на трап. Вау! Плюс 30! Всё как мечталось: раскидистые пальмы с гроздьями кокосов, переливающееся всеми оттенками бирюзы теплое и нежное море, отчаянно голубое небо, нещадно жаркое солнце, и я – в белых льняных штанах и шлепанцах на босу ногу! И уже казались совсем нереальными Якутск, снег, туман, унты, шуба. Кто попадал из холодной зимы в жаркое лето, тот поймет весь мой восторг.

Гостиница
kobyakova_post_hk2007_3 Устроились просто отлично: в небольшой частной гостинице, занимающей этаж в одной из многоэтажек чисто китайского, но тем не менее элитного, микрорайончика Би Хай Лан Тьян на Санья-бэй роуд. Через дорогу – пальмовая роща, песчаный берег и море, море, море. Во дворе – бассейн, теннисный корт, детская, баскетбольная площадки, подземный гараж, столовая и большой продуктовый магазин, газоны со всякой экзотической для нас, северян, растительностью (особенно поразило сюрреалистическое дерево без единой листвы с пахучими цветами на концах ветвей).
Проезд на территорию микрорайона – строго через шлагбаум, под бдительным оком охраны в красных беретах и белоснежных рубашках. Да и по периметру в местах пешего прохода незаметно в тенечке в любую погоду сидят люди в синей униформе и белых перчатках.
Меня заселили в номер с видом на горы, Василия и Эдгара – с видом на море. Правда, из-за окружающих многоэтажек видна только вершина горы и моря тоже совсем чуть-чуть, ма-аленький кусочек. Зато имелись в наличии большой балкон и все удобства, которые должны быть в нормальной трехзвездочной гостинице. При возникновении необходимости крупной стирки можно у лаобана (хозяин, кит.) одолжить компактную стиральную машину-автомат. Кстати, китайский стиральный порошок очень, ОЧЕНЬ плохой, ничего не отстирывает. В следующий раз возьму с собой свой.
На первом этаже – круглосуточный магазинчик, торгующий всем необходимым, начиная от еды и напитков, кончая резиновыми изделиями. А самое главное – всегда в наличии свежайшие кокосы всего за 3 юаня. Каждый день после вечерней тренировки с удовольствием выбирали себе по кокосине (а фик его знает, как на самом деле надо выбирать, просто брали приглянувшийся), которую продавец тут же при тебе обтесывал тесаком с одного конца, вставлял трубочку – пейте на здоровье кокосовый сок. Когда сок весь выпит, тем же тесаком разрубал пополам – ешьте на здоровье кокосовую мякоть.
Интернетом можно было воспользоваться у хозяина гостиницы за 5 юаней в час, но с меня и с моего тренера он по неизвестной нам причине денег не брал. При наличии собственного компьютера или другого подходящего дивайса (чего у нас, увы, не было) можно было подключиться ко всемирной паутине прямо в номере и шастать там совершенно бесплатно.
Этажей в нашем доме было 25, считая нулевой. В лифте же нумерация шла с 0 по 28, и почему-то отсутствовали кнопки, соответственно и этажи тоже, под номерами 4, 13, 14, 18. Выход на крышу открыт всегда. Я потом почти каждый вечер залезала туда, смотрела на звездное небо и предавалась невесть откуда берущейся в такие минуты тихой грусти.

Тренировки
С первого же дня наш китайский наставник, мастер Шень Чжи, настроил нас на интенсивную работу. За две недели учебно-тренировочных сборов предстояло отточить уже знакомый нам комплекс Лао-цзя и выучить два новых комплекса: даньтян-цигун нового для нас стиля Шень и тайцзи-цзянь с прямым обоюдоострым китайским мечом. Честно говоря, были сомнения: “А получится ли? А смогу ли?” Но Шень Чжи был уверен в успехе и хорошо нас настраивал. Каждый день он проводил с нами беседы: ваши шаги должны быть легки, как бег оленя, руки – как крылья орла, движения грациозны как у тигра на краю пропасти, а выброс энергии (фа-цзинь) подобен удару молнии. Даньтьян-цигун выучили за один день. Еще два дня ушло на то, чтобы выучить тайцзи-цзянь. Всё остальное время ушло на их отточку. Тренировались по 7-8 часов в день. Методика тренировок очень простая – многократное повторение комплексов. После энного количества повторений вдруг начинаешь чувствовать – оп-сь, вот это движение хорошо пошло, энергия ци попёрла куда надо. И так шаг за шагом. И иногда уже казалось что, вроде, весь комплекс получается как надо. Но через некоторое время, особенно глядя, как это делает Мастер, в очередной раз явственно осознавалось, что, эскузе муа, мадемуазель, но Вы ноль без палочки в мире тайцзи.
В конце каждого дня Шень Чжи принимал зачет. “Хорошо!” – Мастер всегда всех хвалит – “Только вот здесь делайте так, а тут вот так. Повторите сегодня лао-цзя 5 раз, даньтьян-цигун 10 раз и тайцзи-цзянь 20 раз”. Последнюю его фразу мы воспринимали обычно без какого-либо энтузиазма, ибо это означало, что после 7-8 часов тренировки в 30-градусную жару, когда всю одежду, вплоть до нижнего белья, без преувеличения, можно было отжимать от пропитавшего её пота, когда уже силы на исходе, нам предстояло еще часа два дополнительных занятий.
kobyakova_post_hk2007_4 Василий тренировался легко, обычно напевая под нос песенку. “Хорошо живет на свете Винни Пух (закрытие-открытие), оттого поет он эти песни вслух (разворот, нисходящий укол), и неважно (восходящий укол) чем он занят (разворот, мах мечом) если он худеть не станет (мах мечом, восходящий укол), а ведь он худеть не станет если, конечно, вовремя не подкрепится. Да!” (мощнейший выброс энергии фа-цзинь). Со стороны наблюдать сие было довольно занятно.
Если весь народ на протяжении тренировки пытался держаться в тени пальм, то наш Эдгар колбасился на лужайке, совершенно никакого внимания не обращая на палящее солнце, и почти без отдыха, поджимая от старания губы, тщательно выводил каждое движение. Уже через несколько дней он настолько загорел, что почти ничем не отличался от местных аборигенов.
Кстати, об аборигенах. Как в общем-то и большинство китайцев, они не скандальны, улыбчивы, добры, просты и непритязательны. Тренировались мы в пальмовой рощице на берегу моря, и каждый день вокруг нас собиралась толпа зрителей из местных жителей, весьма доброжелательно настроенных: если у кого-то что-то получалось хорошо, то всегда можно было услышать одобрительные возгласы и аплодисменты. Некоторые приходили на каждую нашу тренировку, со временем даже стали с ними здороваться. Попадались среди них и очень любопытные личности. К примеру, пожилой мужчина, который в свои 60 с лишним лет без труда мог сесть на поперечный шпагат. Дядечка, который расстелив неподалеку от нас циновку, мог часами стоять на одной ноге и медитировать. Или местный полупьяный бомж, которого мы шутливо называли “даос”, – тоже приходил каждый день и в сторонке отрешенно выделывал смешные пассы руками и ногами.
Постоянно вокруг нас ошивались продавщицы всяких сувениров, жемчугов, фруктов, несмотря на жару, как правило, укутанные в платок, плотные брюки и мастерку от спортивного костюма – “Купи, а? Ну, купи, а?”. К концу вечерней тренировки обязательно приезжал на велосипеде продавец ананасов. При нас он чистил самый сочный плод, фигурно разрезал на шесть долек и насаживал каждую на палочку. Вкуснятина-а! По цене получалось всего чуть более 20 полновесных российских рублей за целый ананас.
kobyakova_post_hk2007_5 Между тем, чем дальше тренировки, тем труднее становилось физически. От низких стоек мышцы ног и коленные суставы болели неимоверно. Иногда в середине комплекса падаешь на колени, потому что, всё – ноги не держат. Однажды, свалившись так оземь, я пришла уже в совершеннейшее отчаяние. Ничего не получается. И шаги у меня не оленьи, и фа-цзинь не удар молнии, и движения не как у тигра. Изорвала от расстройства в клочья подвернувшийся под руку пальмовый лист.
Назавтра нам привезли костюмы для выступлений – ифу, шитые из натурального шелка у лучшего в Китае пошивальщика одежды для ушу. В них и стали тренироваться. Не знаю в этом ли была фишка, но с того дня мое гун-фу, а попросту говоря овладение мастерством через интенсивный и упорный труд, пошло по восходящей. Шень Чжи на очередном зачете даже отметил мой фа-цзинь, чему я была несказанно рада.

Море
Море в бухте Санья теплое, нежное и мелкое.
После первой же тренировки с истошными криками ринулись к нему, на бегу стягивая с себя одежду. Шокированные крабики испуганно попрятались в свои песчаные норки в радиусе десятков метров, а над водной гладью начали активно прыгать какие-то мелкие полупрозрачные рыбешки. Вода нам показалась парным молоком.
kobyakova_post_hk2007_6 Впоследствии купались мы редко, ибо сил после тренировки хватало не всегда. Несколько раз я окуналась в море перед утренней тренировкой под удивленные взгляды китайцев, совершающих утренний моцион вдоль берега (почему-то по утрам у них никто не купается). И еще один раз купались все втроем вечером, в кромешной темноте. Плывешь – и видишь себя и плывущего рядом человека только благодаря тому, что при каждом движении вокруг тела в воде возникает люминесцентное свечение. Сюрреализм какой-то!

Досуг
Если честно, досуга особо не было. Во-первых, после изнурительной тренировки устаешь и уже ничего не хочешь. Во-вторых, голова почти полностью была забита подготовкой к турниру. Даже по дороге, извините, в туалет, всё равно идешь и непроизвольно отрабатываешь какое-нибудь движение.

kobyakova_post_hk2007_7 Лишь один раз Шень Чжи свозил нас в буддистский центр Наньшань – совершенно обалденный по красоте ландшафтный парк с буддистскими сооружениями. В одном из храмов хранится самая большая в Азии статуя Будды из чистого золота весом 140 кг. А на искусственном островке в 320 метрах от берега моря возвышается 108-метровая статуя богини милосердия Гуань Инь. Прогулявшись по тихим аллеям, заглянув в храмы и полюбовавшись красивейшими видами, сидя в беседках, запрятанных на холмах среди ветвистых деревьев, я поняла, что есть на свете – обязательно есть! – Высшая Гармония. Упсь, как высокопарно-то получилось.

kobyakova_post_hk2007_8 Очень хорошо отметили 8 марта. Эдгар с Василием подарили мне целый пакет любимого мною фрукта личжи и прекрасную в своей пошло-яркой расцветке рубашку-саньянку (гавайка – на Гавайях, а в Санья логичнее сказать саньянка). Хотела их в благодарность расцеловать в щечку, да почему-то постеснялась… Вечером в честь праздника мы, женщины, были приглашены нашими мужчинами в респектабельный и дорогущий по китайским меркам ресторан. Угощение было супер! kobyakova_post_hk2007_9 Вообще, китайскую кухню я что-то в эту поездку сильно залюбила. Шень Чжи ушел чуть пораньше, на прощанье сказав: “Завтра тренировка как обычно, в 8 утра”. Ну и мы засиживаться не стали. Прогулялись до гостиницы пешком, любуясь городом, залитым яркими неоновыми огнями, попутно то и дело присоединяясь, под одобрительные аплодисменты местных товарищей, к самодеятельным танцующим, поющим и просто веселящимся группам.

2. ГОНКОНГ
По прилету в Гонконг приключился прикол. Нас должны были встречать представители оргкомитета, однако выйдя из зоны прибытия мы так и не обнаружили никого, кто бы интересовался нами. Пока искали встречающих, обсуждали что делать, куда, чего – прошло около часа. И только потом выяснилось, что нас всё-таки ждали, но никак не ожидали, что россияне окажутся не европейской внешности.. Поэтому-то и проскочили мимо нас.
Ну, что про Гонконг рассказывать. Про его достопримечательности понаписано очень много, так что я поделюсь лишь некоторыми своими личными впечатлениями.
kobyakova_post_hk2007_10 Гонконг аллея звезд. Памятник Брюсу Ли

После тихой и экологически чистой Саньи Гонконг показался излишне заполненным гвалтом, грохотом, рокотом, автомобильными выхлопами, перенасыщенным людьми, транспортом и, в целом, местом, не особо пригодным для жизни. Даже Нью-Йорк отдыхает. Чтобы увидеть небо, нужно очень сильно задрать голову, практически на 90 градусов, ибо мешают высокие и очень высокие здания. Здесь я поняла, что выражение “каменные джунгли”, оказывается, никакая не аллегория, а самая настоящая реальность, и чувствуешь себя в ней ма-аленькой беспомощной букашкой, раздавить которую ничего не стоит. Какое там “венец эволюции и совершенное творение природы”! Возомнили…
Несколько раз в толпе посреди этого шумного, загазованного, давящего своими небоскребами города вдруг мелькали бритые головы и оранжевые одеяния буддистских монашек. Глядя на их умиротворенные и светящиеся каким-то внутренним светом лица, я аж останавливалась и долго смотрела им вслед, чувствуя внутренний порыв пойти за ними. Они, наверно, точно знают как обрести и сохранить душевную гармонию несмотря ни на какие внешние условия…

Команда
В V Гонконгском международном фестивале ушу (так официально называлось наше мероприятие) мы участвовали не от России, а единой интернациональной командой учеников мастера Шень Чжи. На церемонии открытия наша команда, под аплодисменты зрителей, была представлена громогласно и на параде прошла отдельной колонной под собственным большущим красным флагом с желтыми иероглифами.
Кроме нас, троих якутян, в команде были: Иван, Яна, Александр, Елена, Владимир – все из Москвы, и двое китайцев из провинции Аньхой (имена, к сожалению, забыла).

kobyakova_post_hk2007_11

Иван – ближайший ученик Шень Чжи, был нам переводчиком. Яна что-то вроде администратора и помощника Шень Чжи. Александр – человек с большим талантом рассказчика анекдотов в лицах, в красках, в интонациях. Слушая его, мы обычно лежали от хохота, как пишут в якутском интернете, без быара. Тайцзи занимается уже давно. Василий, в первый раз увидев с каким выбросом энергии выполняет Александр комплексы, тихо вымолвил: “Теперь я знаю как выглядит бешеный тигр”. Владимир, скромный и невозмутимый, в 49 лет сдал экзамен на вторую ступень цигун “Железная рубашка” (это когда разными частями тела (головой, плечом, рукой, ногой) разбиваются гранитные плиты). Эдгар, узнав об этом, потом несколько дней не отходил от него – всё выспрашивал что да как. Видимо, тоже мечтает сдать.

Соревнования
Наш выход был по программе во второй день соревнований, поэтому в первый день мы увлеченно глазели на других.
Участников было более 3000 человек, и выступления проходили одновременно на семи коврах. Старички гулко топали и натужно кричали, изображая выброс энергии. Дети и молодежь группами и поодиночке, с оружием и без вытворяли просто чудеса акробатики и демонстрировали фантастическую растяжку. Тетеньки с веерами доставляли эстетическое удовольствие. Смотрела на всё это с раскрытым ртом. И не понимала, почему судьи были столь бесстрастны и даже откровенно скучали. Пожалуй, эмоции кипели только там, где проходили бои по саньда. Из нашей команды никто здесь не участвовал, но были россияне из Питера и бывшие соотечественники из Азербайджана и Украины, за которых мы и болели неистово: кричали, топали ногами, громко хлопали. От избытка болельщицких чувств Василий время от времени вскакивал с места, подбегал ближе к ковру и, крича, махал руками, показывая как надо бить. Удивило то, что китайцы не дерутся до конца: если секунданты видели, что соперник явно сильнее, то могли снять своего спортсмена даже с первого раунда. Поэтому победа нокаутом во всем турнире была только одна, когда наш питерец свалил немца правым боковым ударом (а вот вам за блокаду Ленинграда!). Немец упал, как подкошенный и, наверно, еще долго не понимал кто он, где он и что он тут вообще делает.
Наступил второй день. Мужчины все выступили до обеда. “Ну, всё, дембель!” – отмахав последнюю программу с мечом, Александр облегченно вытер пот со лба. Ну, у него фразы, как всегда, в точку.
Эдгар отработал свои программы лучше, чем когда-либо в своей жизни. “Поздравляю!”- радостно приобнимаю его. “С че-ем?” – сам он, видимо, не прочувствовал, что это было его лучшее выступление. “С чем, с чем? Да хотя бы с дембелем!” – подхватываю оброненную Александром фразу.
Василий был не очень доволен. “Пусто, – разочарованно сказал он после выступления с комплексом Лао-цзя – “обычно энергию чувствую, а тут вообще пусто…”
Пришла и очередь женщин. Перед самым моим выступлением Эдгар заботливо скормил мне остатки припасенного энергетического батончика и пожелал ни пуха, ни пера. К черту! Из опыта европейского чемпионата я уже знала, что с началом выступления волнение расстает, разум станет совершенно холоден и может быть только глупое тело будет местами внутренне дрожать. Так оно и вышло. Постаралась выдавить из себя максимум. Когда вышла с ковра, увидела, что Шень Чжи улыбается и аплодирует мне, и его простые, но очень емкие слова “Хенг хао!” (очень хорошо – кит.) были для меня наивысшей оценкой.
В тот день своих результатов мы так и не дождались. Часам к восьми вечера переоделись в “дембельское” и уехали гулять по Гонконгу. Узнали только наутро и сами были шокированы: медали у каждого(!) члена нашей команды, а то и по несколько(!). Василий – золото, серебро, бронза, Эдгар – золото, Иван – золото, серебро, бронза, Владимир – два золота и бронза, Александр – золото, серебро, Яна – бронза, Елена – золото, я – два серебра и китайцы наши тоже взяли одно золото и одно серебро. Обычно в турнирах, проходящих в Китае, иностранцев выделяют в отдельную группу и соревнуются они отдельно от китайцев. Здесь же такого деления не было, и в этом особая ценность наших медалей: в равной борьбе с самими основателями тайцзи, на их же земле занять призовое место – дорогого стоит. Шень Чжи был очень доволен. Конечно же, наши медали – в первую очередь его заслуга.
kobyakova_post_hk2007_12

В последний день, день закрытия Фестиваля, организаторы устроили супер-шоу мастеров, в котором участвовал и Шень Чжи. Посмотрев все выступления, я окончательно убедилась в том, что с нашим Мастером (именно так, с большой буквы) никто и рядом не валяется.

Отъезд
Никто не хотел уезжать. Но такси уже подано. Билеты Гонконг-Харбин-Якутск на руках. Поменять их никак нельзя.
Приехав в аэропорт, сразу идем к большому табло, чтобы выяснить номер стойки регистрации: “Та-ак, flight number CZ6278.” – Иду дальше по строчке – “Harbin. А?… Как Харбин?… Почему не Санья?…” – на долю секунды я даже растерялась – “Ах, да-да-да, мы же домой…” А домой, если честно, не хотелось. Хотелось снова к теплому и нежному морю, к пальмам и кокосам…

ЭПИЛОГ
В Харбине в последний вечер перед отлетом в Якутск стало совсем уже грустно. Всё. Праздник закончился. Завтра домой. За ужином все втроем тоскливо повздыхали и разошлись по номерам.
Сердце ты мое, серчишко, что ж ты так ноешь-то? Что ж ты спать не даешь? Чего ж ты хочешь? Сидеть вечером под пальмой, потягивая сок из кокоса, и наблюдать за улетающими в небо красными фонарями? Гулять вдоль прибоя по набережной Санья Бэй, в обнимку с симпатичным тебе молодым человеком? Залезть ночером на крышу дома и вглядываться в темноту тропического неба? Или днем оттуда же любоваться бескрайним морем? А может, сесть на велорикшу, за 1 юань доехать до улицы с любимыми забегаловками и вдоволь наесться фуцзянских пельменей из бамбуковой плошки, малосольных огурчиков с кинзой, креветок на шпажке и “Цинтао”, уходящий в тебя, как в песок? Или просто быть там, жить там, дышать этим воздухом, ощущать живую энергию этих мест?
Что ж тебя так зацепило в этом Китае? Не хочешь ты уезжать, совсем не хочешь…
Ну, ничего, будут еще тренировки. Будут и поездки. Мы обязательно вернемся сюда еще раз…
kobyakova_post_hk2007_13

Об авторе Светлана Кобякова

Занимается у Мастера Шень Чжи с 2005 года. Многократный участник фестиваля ушу в Гонгконге, призер европейского чемпионата тайцзи. Работает инструктором с 2007 года.
Запись опубликована в рубрике Путешествия по Китаю. Добавьте в закладки постоянную ссылку.